Гибель Конфедерации


image

     Конституция конфедерации носит явный отпечаток идей Д. Хортона, который видел в ней программу для объединения 400 тыс. фанти и подготовки их к самоуправлению. Д. Хортон осудил действия властей, направленные на подрыв конфедерации.

     Чтобы получить средства на деятельность конфедерации, был введен «избирательный налог» и установлены пошлины на импортные и экспортные товары.

     Создатели конфедерации не покушались на британское владычество, они говорили о желании «помогать своим благодетелям на побережье». Тем не менее власти всполошились. Были арестованы восемь членов Исполнительного совета конфедерации.

     В феврале 1873 г. министр колоний Кимберли заявил, что он «не намерен вести дела с образованными африканцами в качестве единого целого. Я намерен, — продолжал он, — иметь контакты только с вождями и, насколько возможно, править через них». Это высказывание имело далеко идущие последствия для всей Западной Африки, знаменуя отказ от союза с новой элитой и переход к системе косвенного управления, т. е. к политике опоры на традиционных вождей. Кимберли дезавуировал решения Комитета Эддерли. Он утверждал, что о самоуправлении не может быть речи еще очень долгое время.

     Конфедерация была обречена на гибель. Когда в 1873 г. началась война с ашанти, ее уже не было. По иронии судьбы, опасаясь ашанти, англичане в июле 1873 г. призвали фанти к единству. Но вожди ответили, что власть целиком в руках англичан и руководство должно исходить от них.

     Конфедерация была свидетельством тесного союза новой и традиционной элиты. Ее конституция — это первый план, направленный на осуществление внутреннего самоуправления на Золотом Береге. Конфедерация фанти стала важным этапом в отношениях между африканцами и англичанами. Отныне африканцы во многом избавились от иллюзии, что цель англичан — помочь им достичь самоуправления.